Началась масштабная операция по борьбе с коррупцией в Дагестане. Арестованы высокопоставленные чиновники. Новый исполняющий обязанности главы республики Владимир Васильев серьезно взялся за дело. Среди арестованных — председатель правительства республики и два его заместителя.

Народ Дагестана исстрадался от коррупции. Там даже чтобы сына отправить на службу в армию, надо взятку давать. Не отмазать от армии, извините за жаргон, а отправить служить. Потому что безработица среди молодежи велика. А безработица, безделье — это же путь в криминал. Вот и пытаются родители как-то пристроить своих детей.

Нам всем надо помнить, как в 99 году, когда банды Басаева и Хаттаба вошли в Дагестан, народ не перешел на сторону террористов, как те рассчитывали, не захотел создавать бандитский халифат, а встал на защиту своей республики, на защиту России. Это дало выигрыш времени, пока подошли регулярные части российской армии. Но уже долгое время в Дагестане народ и начальство как будто на разной земле живут.

Начальники должны умерить свою алчность и поработать на народ. Огромная часть бизнеса в Дагестане в тени. Налоги не платит, зато делится с чиновниками. А не будешь делиться — потеряешь бизнес. Дагестан — один из самых дотационных регионов страны, 70 процентов бюджета республики — это федеральные деньги.

Вся страна знает, что на полдник здесь печенье «Звездочки», старшая группа готовится к 23-му февраля — рисуют военную технику. Это теперь, похоже, самый известный детский сад в России. Каждый день — новые гости с телекамерами.

«Стараемся правильно при помощи педагога-психолога преподнести это с положительной стороны — что у нас гости, которые хотят видеть то, насколько у нас талантливые, одаренные и прекрасные дети», — говорит заведующая детским садом «Журавлик» Джансет Белетова

Воспитатели держат оборону — не объяснять же малышам, что значит это сложное слово «коррупция». Ящик для обращений по вопросам коррупции в детском саду «Журавлик» в последние дни приобрел какой-то особый смысл. По словам следователей, чиновники при покупке и реконструкции этого здания завысили смету почти в три раза — на бумаге потратили больше 30 миллионов рублей. Получается, на эти деньги можно было построить не просто детский сад, а целый детский дворец. Дворцы, впрочем, построили, но не здесь и совсем не детские.

Мой дом — моя крепость. Видно издалека, но самое интересное, конечно, внутри. Тигр как живой, колонны, мраморные лестницы, а еще золотой именной пистолет. При обыске у теперь уже бывшего врио главы правительства Дагестана Абдусамада Гамидова нашли еще и автоматическое оружие. Вместе с двумя заместителями, Шамилем Исаевым и Раюдином Юсуфовым, Гамидов проходит по делу о хищении бюджетных денег. В этой компании, летевшей в наручниках спецрейсом Махачкала — Москва, еще и бывший министр образования Шахабас Шахов. Во вторник всех арестовал суд.

Речь, конечно, далеко не только о необычно дорогом детском садике в Халимбекауле. В Следственном комитете говорят, что в деле несколько эпизодов: и мошенничество с реконструкцией здания спецприемника для нелегальных мигрантов на 40 миллионов, и махинации при строительстве дорог и коммуникаций на турбазе «Орлиное гнездо» на тридцать с лишним.

«Совокупный ущерб от мошеннических действий всех фигурантов уголовного дела составил свыше 180 миллионов рублей. Следственно-оперативная работа продолжается, и не исключено, что и круг фигурантов, и количество эпизодов, и сумма ущерба в ходе расследования увеличатся», — заявила официальный представитель Следственного комитета РФ Светлана Петренко.

Круг фигурантов пока состоит из 12 человек, но самый известный, конечно, Абдусамад Гамидов. В родовом селе Мекеги едва ли не все соседи теперь встали на защиту — журналистов не жалуют. И вообще говорят: на горе — особняк покойного старшего брата Гамидова, а младший вырос внизу, в скромном и теперь, похоже, заброшенном доме. Дворец, выходит, вообще ничей.

«То есть вы думаете, Следственный комитет может вот так ошибиться и не в тот дом прийти?» — спрашивает журналист.

«Что она может ошибаться-не ошибаться, не мне судить, но то, что они здесь, в Мекегах, сделали — это большая ошибка», — говорит местный житель.

Впрочем, это, скорее, мекегинские дворцы, да и дома многих республиканских чиновников выглядят какой-то ошибкой на фоне остального Дагестана. Типичное горное село на самом деле лишено всякого лоска.

Абдусалам Ахмедханов с женой держат с десяток баранов, в хозяйстве еще индюшки и куры. Весь доход — две минимальные пенсии. Летом еще можно подработать на обработке камня — тяжелый труд — не каждому под силу. Сыновья уехали: один в Москву, другой на север. Помогать старикам некому.

«Я получаю пенсию минимальную. Я как-нибудь могу жить. А вот молодым, у которых ничего нет, невозможно жить без рабочих мест», — говорит Абдусалам Ахмедханов.

Рядом сосед разбирает на металлолом старый автобус. Дочка с плюшевой игрушкой — последние пассажиры. Когда-то Абдулгалим возил по республике туристов, но теперь и автобус состарился, и Дагестан не назовешь туристической Меккой. Будущее выглядит так же призрачно, как горы в облаках. А ведь нужно, вроде, не так уж много.

«Чтобы чиновники не воровали и рабочий народ поддерживали», — сказал Абдусалам Ахмедханов.

Не то чтобы здесь считали деньги непонятно как разбогатевших чиновников, но наивно было бы думать, что никто никогда не спросит, откуда такая роскошь в живущей на дотации республике. Взять хотя бы вот эти хоромы — дом с бассейном телеграмм-канал «ОПЕР слил» приписывает бывшему министру образования Шахову.

«Все три миллиона человек, которые там живут, стонали от того, что, условно говоря, 50 человек жили, как боги, купаясь в роскоши и забирая себе все деньги, а остальные просто получали от них  какие-то подачки. И все там уже поняли, что за республику взялись по-серьезному. И эти аресты означают, что тот уклад, которым жил Дагестан последние 25 лет, заканчивается», — говорит заместитель главного редактора газеты «Взгляд» Петр Акопов.

Журналисты навали это масштабной кампанией по очищению от коррупции. В соцсетях шутили: в республике работает лучшая клининговая компания — межведомственная комиссия Следственного комитета, Генпрокуратуры и ФСБ.

В Махачкале в эти дни побывали и глава СК Александр Бастрыкин, и генпрокурор Юрий Чайка. Результат работы комиссии — 70 уголовных дел. Много вопросов у следователей и к руководителям районов и городов, и чиновникам едва ли не каждого республиканского ведомства. Нарушений тысячи: от махинаций с землей до социальных выплат. И, конечно, строительство, если этот хаос так можно назвать. Главный архитектор и мэр Махачкалы тоже, кстати, задержаны.

«Как оказалось, самые большие дома в республике у должностных лиц, причем находятся они порой в водоохранной зоне. Разберитесь с законностью их возведения и на какие средства они построены», — поручил генеральный прокурор России Юрий Чайка.

Разбираться с легендарной застройкой прибрежной полосы будет новый прокурор Дагестана Денис Попов. Раньше он работал в Хакасии. На этой неделе Народное собрание республики утвердило и нового главу правительства — Артема Здунова, в недавнем прошлом министра экономики Татарстана. Впрочем, подбирать команду он будет из местных. Временно исполняющий обязанности главы региона Владимир Васильев уверен: в трехмиллионной республике можно найти тех, кто готов работать честно.

«Будем работать с нашими. У нас сформированы все ветви власти и есть все необходимое, чтобы сформировать дееспособное, эффективно работающее правительство, которое будет решать задачи, о которых так много говорят», — заявил врио главы Дагестана Владимир Васильев.

Владимир Васильев возглавил республику в октябре. Назначение стало продолжением кадровой политики президента. Перемен давно ждали во многих регионах. Дагестан, безусловно, один из самых сложных.

«Мне бы очень хотелось, чтобы Вы проявили самые свои лучшие качества и весь свой огромный опыт работы и в Министерстве внутренних дел, и в Государственной Думе. За эти годы Вы, безусловно, стали тем человеком, которых у нас принято называть политическими тяжеловесами. На мой взгляд, вот такой человек сегодня и нужен для республики», — сказал Владимир Путин в день назначения В. Васильева врио главы Дагестана.

«Я представляю, насколько непростая стоит задача, но я сделаю все, чтобы Вы не пожалели об этом. Самое главное, чтобы люди тоже почувствовали, что можно и нужно делать жизнь лучше», — сказал Владимир Васильев.

И вот результат — перемены в республике, которые еще недавно казались невозможными. И это не тот случай, когда поговорят и забудут. А тем, кто сомневается, что все действительно всерьез, стоит вспомнить историю бывшего мэра Махачкалы Саида Амирова, считавшегося фигурой неприкосновенной. Два года назад он, однако, получил пожизненный срок за убийство и организацию теракта.

«Это не сугубо республиканская кампания. Важно отметить, что это началось с Дагестана, но будет продолжено по всей стране», — считает политолог Алексей Мартынов.

Вряд ли это тема для следующего занятия даже в старшей группе знаменитого теперь детского сада «Журавлик», но, возможно, когда его обитатели вырастут, для них не будет ничего удивительного в жизни по новым пока для республики правилам, то есть по закону, который никак нельзя обойти.